Приключения «Синего всадника». О дружбе и творчестве Франца Марка и Августа Маке (II)

Выбор синего также объясняется тем, что в живописи он долгое время символизировал небеса. Всадник же у Кандинского ассоциировался с Георгием Победоносцем, поражающим змия, и Святым Михаилом, повергающим дракона. Таким образом группа хотела показать, что «Синий всадник» авангарда побеждает арьергард, классическое видение искусства с его жесткой иерархией жанров.

Георгий Победоносец, поражающий змия (из коллекции Василия Кандинского), 1850, Centre Pompidou, Париж
Схватка с драконом (из коллекции Василия Кандинского), 1913, Габриеле Мюнтер, Centre Pompidou, Париж
Горы (из коллекции Василия Кандинского), 1911, Василий Кандинский, Centre Pompidou, Париж

«Творить формы — это жить. Разве дети, рисующие непосредственно из мира своих ощущений, не более творческие, чем те, кто имитирует греческие работы? А доисторические люди, создающие свои рисунки, мощные, как гром, — не художники?» — Август Маке в своей статье в альманахе «Синий всадник», 1912

В первой выставке группы «Синий всадник» приняло участие 14 художников. Среди них — Роберт Делоне и Анри Руссо. Спустя несколько недель состоялась вторая выставка. На ней свои работы представили Пикассо, Брак, Гончарова, Ларионов и Малевич.

В отличие от Марка и Кандинского, имевших некое спиритическое представление об искусстве и стремившихся к объединению художников авангарда, главным для Маке, как и для Делоне, были цвет и деконструкция форм.

Сон, 1912, Франц Марк, Museo Nacional Thyssen-Bornemisza, Мадрид
Рококо, 1912, Август Маке, Nasjonalmuseet for kunst, arkitektur og design, Осло

Франц Марк, в статье для единственного номера альманаха «Синий всадник», 1912 год:

«Сегодня искусство выбрало направление, о котором наши отцы не могли и мечтать. Глядя на новые работы, кажется, что мы погрузились в сон, где нам слышатся приближающиеся всадники Апокалипсиса. Мы чувствуем творческое напряжение по всей Европе. Повсюду молодые художники подают друг другу знаки: взгляд, пожатие руки — вот все, что нам нужно, чтобы узнать друг друга!»

На пути к абстракции
Цветные формы II, 1912, Август Маке, Wilhelm-Hack Museum, Людвигсхафен-ам-Райн
Пейзаж с домом и двумя коровами, 1914, Франц Марк, Merzbacher Kunstsammler

В 1912 году Марк и Маке вместе посетили Париж. Эта поездка принесла важные перемены в их творчество. Художники увлеклись орфизмом Роберта и Сони Делоне. На Маке повлияли чувственность и оптические находки этого направления. На Марка — динамические элементы и стилистический синтез.

Бал Бюлье, 1913, Соня Делоне, Centre Pompidou, Париж

Франц Марк о цвете, 1910 год:

«Синий — мужской, аскетичный, духовный аспект. Желтый — женский, нежный, веселый и чувственный аспект. Красный представляет собой материю, грубую и тяжелую. Смешав красный и желтый, получаешь оранжевый. Таким образом придаешь пассивному женскому цвету чувственной мощности, а синий, холодный и логичный, делаешь еще более мужским. И синий немедленно встает рядом с оранжевым. Эти цвета любят друг друга. Они создают сонорность праздника.

Смешав синий и желтый, чтобы получить зеленый, противопоставь их красному, цвету материи и земли. Однако как художник я чувствую разницу. Зеленому никогда не успокоить брутальности и материалистичности красного. Нужно, чтобы на помощь зеленому пришли синий небо и желтый солнце. Они смогут убавить грубую материю до состояния тишины».

Кайруан, 1914, Август Маке, LWL-Museum für Kunst und Kultur, Мюнстер
Дом, 1915, Пауль Клее, Centre Pompidou, Париж

Маке же со временем отдалился от «Синего всадника». Художник начал интересоваться импрессионизмом — так в его работах появились сюжеты «обычных радостей жизни».

В апреле 1914 года он совершил поездку в Тунис с Паулем Клее. Пейзажи, написанные там художником, продолжают тему призменной декомпозиции, начатой им в 1912 году.

Африканский пейзаж, 1914, Август Маке, Kunsthalle, Мангейм
Прогулка, 1913, Август Маке, Lenbachhaus, Мюнхен
Три девушки в желтых соломенных шляпках, 1913, Август Маке, Gemeentemuseum, Гаага

«Маке не рассматривал свое творчество как абстрактное. Он говорил: “Я рисую движение, то, что видит глаз”. Даже когда художник прикасается к абстракции, его творчество остается формальным, реальным», — Сара Имат, куратор выставки

Вам нравится статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью.

Наталья Гузенко, автор проекта

Косули в лесу, 1914, Франц Марк, Staatliche Kunsthalle, Карлсруэ
Лошадь и осел, 1912, Франц Марк, частная коллекция

В это же время Франц Марк находился в поисках «иного». Художник стремился к некоему абсолюту и ненавидел технический прогресс.

Франц Марк в письме, опубликованном посмертно в сборнике его писем в 1920 году:

«Довольно рано я осознал все уродство человека. Я считал животных более прекрасными и чистыми. Но и там я обнаружил элементы уродства, противоречащие чувствам, поэтому мои изображения инстинктивно стали все более схематичными и абстрактными. […] Возможно, наш европейский взгляд отравил и исказил мир. От животных мой инстинкт привел меня к абстракции, которую я нашел восхитительной. В ней ощущение жизни чувствуется в полную силу».

Олень в монастырском саду, 1912, Франц Марк, частная коллекция
Маленькая композиция I, 1913, Франц Марк, частная коллекция

Стиль Марка становится все более абстрактным в 1913 году. В отличие от Кандинского, видевшего абстракцию как пластическую логику, Марк выбрал отрицание и уход от видимого мира. Наконец, избавившись от формы, художник достиг своей цели — чистоты идеала.

Одной из первых таких работ Марка стала «Маленькая композиция I», а вершиной его творчества считается полотно «Конюшня», в котором он соединяет абстракцию и экспрессионизм.

Конюшня, 1913, Франц Марк, Guggenheim Museum, Нью-Йорк

«С одной стороны — у Марка и Кандинского — вы видите абстрактный реализм, а с другой — у Маке и Делоне — геометрическую абстракцию, оп-арт», — Сесиль Дебре, директор Музея Оранжери

Уход
Волки, или Балканская война, 1913, Франц Марк, Albright-Knox Art Gallery, Буффало

26 сентября 1914 года, спустя чуть более полутора месяцев после начала Первой мировой войны, Август Маке был убит.

Франц Марк в некрологе Августу Маке, 1914 год:

«Всякий, кто интересовался новым немецким искусством в эти тревожные годы, кто задумывался о его будущем, знал Маке. Все, кто с ним работал, мы, его друзья, знали, какую тайну будущего нес в себе этот гениальный человек. С его смертью одна из самых прекрасных и самых дерзкий траекторий истории немецкого искусства грубо прервалась. Никто из нас не сможет ее продолжить.

Мы, другие художники, знаем, что с исчезновением его гармоний, цвет в немецком искусстве не досчитается многих оттенков и будет звучать глуше. Из нас всех именно он позволял цвету звучать отчетливо и чисто. Так же ясно и ярко, каким был он сам».

В письме жене своего друга Франц Марк так выразил свое отчаяние: «Смерть Августа ужасна. Как я могу пережить ее внутри себя и как справиться с ней во внешнем мире?» Через полтора года, 4 марта 1916 года, погиб и сам Франц Марк.

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com