Волков бояться. Ночной кошмар одессита Сергея Панкеева в работе Эжена Грассе

Эта история о волках, которых боятся даже взрослые.

Три женщины взлетели вверх и зависли в воздухе с выражением ужаса на лицах. Среди деревьев горят глаза трех черных волков. Страх женщин так велик, что они не могут издать ни звука.

Горн, с помощью которого можно было бы позвать на помощь, выпал из их рук на траву. В этой немой сцене каждый узнает мгновения оцепенения, когда кажется, что земля уходит из-под ног, а жизни вот-вот придет конец.

Три женщины и три волка, Эжен Грассе, 1900, MAD, Париж

«Три женщины и три волка» – один из самых известных рисунков, созданных Эженом Грассе в эпоху ар-нуво. Человек многих художественных талантов, Грассе был впечатлен работой Зигмунда Фрейда «Из истории одного детского невроза».

У Фрейда речь идет о человеке, который боялся волков больше других, – о нашем земляке, одессите Сергее Панкееве.

Ночной кошмар Панкеева

«Мне снилось, что я лежал в кровати. Моя кровать была развернута ногами к окну, а перед окном росли старые ореховые деревья. Я знаю, что это происходило зимой и ночью.

Внезапно окно открылось, и я увидел, что несколько белых волков сидят на ветвях прямо перед моим окном. Их было шесть или семь: все белые, больше похожие на лисиц или овчарок, с хвостами, как у лисиц, и ушами, как у собак.

Испугавшись, что волки меня съедят, я закричал и проснулся. Няня подбежала к моей кровати, чтобы посмотреть, что со мной случилось.

Меня еще долго убеждали, что это сон, но я отчетливо видел, как открывается окно и как на дереве сидят волки. В конце концов, я немного успокоился, почувствовав, что избежал опасности, и снова заснул».

Сидящие на дереве волки, Сергей Панкеев, Freud Museum, Лондон

Кошмар, приснившийся ребенку, был лишь одним из многих в цепочке психологических «ударов», которые пережил Панкеев в детстве.

Страх перед волками возник у мальчика под впечатлением от сказок вроде «Волка и семерых козлят».

Фрейд также выяснил, что образ волка, который не только «укусит за бочок», но может и проглотить, у Сергея ассоциировался с отцом. Совсем крохой он увидел, как родители занимаются сексом, и решил, что отец убивает мать. С того момента он стал неосознанно бояться, что то же самое может произойти и с ним.

Автопортрет, Сергей Панкеев, 1920

Подробности истории Панкеева можно узнать из работы Фрейда, в которой психоаналитик, чтобы скрыть настоящее имя пациента, называет его «человеком-волком».

Я лишь хочу заметить, что отец, пожирающий своего сына, – сюжет не такой уж странный ни для мифологии, ни для искусства.

Сатурн, пожирающий своего сына, Питер Пауль Рубенс, 1636, Museo del Prado, Мадрид
Сатурн, пожирающий своего сына, Франсиско Гойя, 1819-1823, Museo del Prado, Мадрид

Сатурн, он же Кронос, пожирал своих детей из опасения быть свергнутым. От одного лишь взгляда на картины Франсиско Гойи и Питера Пауля Рубенса по телу пробегает дрожь.

Говорят, что Панкееву после сеансов с Фрейдом полегчало. Он дожил до преклонных лет и закончил свои дни в Вене. Известно, что самый знаменитый пациент Фрейда писал картины, которые имели немалый успех у психоаналитиков.

P.S. Сегодня же ужас вызывает состояние, в котором находится поместье Панкеевых. Фрейд бы плакал.

Вам понравилась статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью.

Наталья Гузенко, автор проекта

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com