Жутко интересно. Чем так привлекают персонажи «Жестоких сказок» Паулы Регу?

Прямота художницы Паулы Регу, чья выставка сейчас проходит в Музее Оранжери, многих может задеть за живое. В ее «Жестоких сказках» (именно такое название получила экспозиция) нет счастливого конца, но всегда есть примиряющая с действительностью доза фантазии.

«Что если, используя своего внутреннего ребенка, иллюстратор строит свой взрослый мир», – Паула Регу

Ловушка, Паула Регу, 1987, British Council Collection, Лондон

Работы Регу оставляют сильное впечатление, возможно, еще и потому, что, как пишет куратор выставки Сесиль Дебре, творчество этой португальско-британской художницы находится на пересечении католического чувственного барокко и аскетичного реализма «Лондонской группы», к которой она принадлежала.

Улыбающийся паук, Одилон Редон, 1881, Musée d'Orsay, Париж
Маленькая мисс Маффет (I), Паола Регу, 1989, Marlborough Fine Art, Лондон
Другой мир, Гранвиль, 1844, Bibliothèque nationale de France, Париж
Капризы, Франсиско Гойя, Bibliothèque nationale de France, Париж

Фантастические, иногда пугающие герои иллюстраций Франсиско Гойи, Одилона Редона, Гюстава Курбе и Гранвиля стали для Регу источником вдохновения.

В 1975 году художница провела месяцы в Британской библиотеке над изучением иллюстраций таких мэтров, как Эдмунд Дюлак, Артур Рэкхем, Максфилд Пэрриш и Бенджамин Рабье. А со временем стала изготавливать кукол и с их помощью создавала сцены для будущих полотен.

Нарядная пташка, Максфилд Пэрриш, 1904
Летящие дети, Паула Регу, 1992, Marlborough Fine Art, Лондон
Белые медведи, Эдмунд Дюлак, ок. 1906
Сон в летнюю ночь, Артур Рэкхем, 1909

Не меньший интерес у Регу вызывал юнгианский психоанализ и труды Бруно Беттельгейма, в частности его работы, посвященные влиянию сказок на детей. Помните то смешанное чувство ужаса и возбуждения, которое вы наверняка испытывали в детстве, читая, например, этот отрывок из гоголевских «Вечеров на хуторе близ Диканьки»:

Другая половина слова замерла на устах рассказчика…

Окно брякнуло с шумом; стекла, звеня, вылетели вон, и страшная свиная рожа выставилась, поводя очами, как будто спрашивая: «А что вы тут делаете, добрые люди?»

Так жутко, что невозможно оторваться, правда?

Пугало и свинья, Паула Регу, 2005, David Roberts Collection, Лондон
Куклы из мастерской Паулы Регу
Война, Паула Регу, 2003, Tate, Лондон
Куклы из мастерской Паулы Регу

Глядя на картины Регу, испытываешь нечто подобное. Словно ей удалось достать из глубин подсознания и облечь в форму самые архаические верования, пугающую действительность, скрытые намерения и неконтролируемые разумом анималистические побуждения.

Воспитание, и через сказки в том числе, адаптирует детей к правилам нашего мира, его иерархиям и ценностям, но, как мы знаем, бессознательная, животная суть у взрослого человека не исчезает.

Напротив, установленный людьми общественный порядок может порой стать удушающим, бессмысленным, а неожиданные проявления подсознательного требуют освобождения и «беспокоят» нас всю жизнь. И в чем же разница между играми детскими и взрослыми? Что наша жизнь? Игра!

Праздник, Паула Регу, 2003, частная коллекция
Ангел, Паула Регу, 1998, Fundação Paula Rego
Семья, Паула Регу, 1988, Marlborough Fine Art, Лондон
Дочь полицейского, Паула Регу, 1987, частная коллекция

«Мои любимые темы – игры, связанные с властью и иерархией. Я всегда хочу перевернуть все с ног на голову, расстроить существующий порядок, поменять местами героев и дураков. Я беру на себя смелость переписать историю согласно моему опыту», – Паула Регу в интервью Джону Макивену

Регу часто обращается не только к личным, но и к общественным темам, таким как война или положение женщин.

Женщина-собака, Паула Регу, 1994, частная коллекция
Падальщики, Паула Регу, 1994, частная коллекция

Одни из самых запоминающихся на выставке – картины из серии «Женщины-собаки». Животные, как в сказках или карикатурах, играют в творчестве Паулы важную роль, помогая создавать сильные метафоры.

«Быть женщиной-собакой не означает быть покорной. […] Женщины на картинах […] сильны. Быть дикой хорошо. Это очень физиологично. Есть, рычать, вовлекаться в свои занятия полностью – хорошо. Женщина в виде собаки выглядит вполне правдоподобно. Таким образом подчеркивается ее физическая сторона. Важно отметить, что собаки учатся у людей и начинают вести себя, как их хозяева. Женщины тоже учатся у тех, с кем живут. Их воспитывают определенным образом, но ведь они по-прежнему обладают натурой животного», – говорит Паула Регу.

Плохая собака, Паула Регу, 1994

Женские образы у художницы всегда неоднозначны. Взгляд на них у Регу, как пишет Сесиль Дебре, амбивалентен: манипуляторы и жертвы, творческие натуры и животные, герои и обыватели…

Примечательно, что именно с серии «Женщины-собаки» в 1994 году Регу начинает работать с пастелью, которая давно не пользовалась популярностью у художников.

«У Регу грубый, а не “нежно-пудровый” стиль, как у Кантен де Латур или Мэри Кассат. Зато в ее картинах чувствуются объемные композиции Эдгара Дега», – Сесиль Дебре, куратор выставки

Пастель становится одной из любимых техник Регу, поскольку убирает границы между рукой художницы и полотном, позволяет ей работать с картиной словно со скульптурой.

«Пастель очень тактильна. С ней сложно, потому что нужно сразу понимать, какие цвета надо использовать, чтобы, например, создать тень. И от художника требуется немало физической силы. […] К тому же с помощью пастели получаются восхитительные теплые оттенки серого», – Паула Регу

Диптих "Танец страусов", Паола Регу, 1995, Marlborough International Fine Art
Диптих "Танец страусов", Паола Регу, 1995, Marlborough International Fine Art

Вам нравится статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью.

Наталья Гузенко, автор проекта

В зале с полотнами Регу из серии «Танец страусов» на выставке разместили танцовщиц Эдгара Дега. Если вы помните, в статье о выставке «Дега. Танец. Рисунок» я писала о том, что для художника танцовщицы были объектом тщательного изучения, благодаря которым он мог наилучшим образом воспроизвести малейшие движения человеческого тела.

Две танцовщицы отдыхают, или Танцовщицы в голубом (фрагмент), Эдгар Дега, 1898
Танцовщица с букетом, приветствующая зал со сцены (фрагмент), Эдгар Дега, 1878

«Дега знал нескольких женщин, в которых находил изящество и ум, удовлетворявшие даже такого утонченного человека, как он. Но нет сомнения, что художник судил о женщинах в целом по своим моделям и не стремился сделать их привлекательными», – Поль Валери

Вдохновением для танцовщиц Регу стал «Танец часов», исполняемый страусами в мультфильме «Фантазия» (1940). Как и персонажи Уолта Диснея, героини Регу просыпаются, их жесты неизящны, негибкие тела далеки от балетных идеалов. В ожидании любви и поцелуев они выпячивают губы.

«Представляя себя ребенком, Регу смотрит на мир неустрашимо и сочиняет истории в своей мастерской», – Сесиль Дебре, куратор выставки

Сама же художница говорит, что предпочитает не планировать заранее, а работать над теми «историями», которые появляются сами собой. Вероятно, именно поэтому в ее сказках так много реальности, в которой каждый из нас может узнать и свою.

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com