Ценный мех. Зачем благородные дамы Ренессанса носили блохоловки? (I)

Если речь идет об аксессуаре, какой предмет первым приходит вам в голову? Сумка, пояс, туфли или пара сережек? Но если бы этот вопрос можно было задать даме эпохи Ренессанса, она назвала бы блохоловку, модный must-have того времени.

МЕХ, ЗОЛОТО, КАМНИ
Камилла Гондзага, графиня Сан Секондо, и ее сыновья (фрагмент), Пармиджанино, 1539-1540, Museo del Prado, Мадрид

На картинах с изображениями европейских аристократок XVI века часто можно заметить переброшенную через плечо блохоловку, то есть шкурку пушного зверя. Такой аксессуар чаще всего назывался zibellino, что в переводе с итальянского означает «соболь» или «мех соболя».

На самом деле это мог быть и другой пушной зверь, например, горностай, куница или норка. Хотя дзибеллино впервые упоминается в 1467 году, фигурируя в списке имущества герцога Бургундского, его звездный час настал под конец XV и продолжался все XVI столетие.

Дзибеллино было итальянским изобретением, именно из северной Италии меховой аксессуар начал свое победоносное шествие, распространяясь на север до Франции, Германии и Англии.

Портрет Лучины Брембати, Лоренцо Лотто, ок. 1521-1523, Accademia Carrara, Бергамо
Портрет Изабеллы де Рекесенс, вице-королевы Неаполя ( Портрет Хуаны Арагонской), Рафаэль и Джулио Романо, ок. 1518, Musée du Louvre, Париж

Первоначально простые шкурки, грациозно спадавшие с плеча, покоились на предплечье или обвивали шею дамы, но со временем они превратились в настоящие произведения ювелирного искусства.

Возможно, какому-то сообразительному придворному ювелиру пришла в голову замечательная бизнес-идея добавить дзибеллино блеска в прямом смысле этого слова и таким образом в несколько раз увеличить его стоимость.

Изотта Брембати Грумелли (фрагмент), Джованни Баттиста Морони, 1552, Fondazione Museo di Palazzo Moroni, Бергамо
Изотта Брембати Грумелли, Джованни Баттиста Морони, 1552, Fondazione Museo di Palazzo Moroni, Бергамо
Портрет ерцгерцогини Екатерины Австрийской, Тициан, 1548-1549, Schloss Voigtsberg, Ельсниц
Портрет ерцгерцогини Екатерины Австрийской (фрагмент), Тициан, 1548-1549, Schloss Voigtsberg, Ельсниц

Или же их изобретательницей была первая дама итальянского Ренессанса и законодательница моды Изабелла д’Эсте, которая благодаря контактам с королевой Боной Сфорца имела доступ к ценному меху из Польши.

Украшения для дзибеллино, British Museum, Лондон

Так или иначе, при дворе был триумф дорогостоящих версий этого ренессансного боа: с лапками и головами из золота, хрусталя, гагата, лазурита, украшенные камнями, жемчугом, ювелирной эмалью и даже серьгами в ушах животного.

К тому же для удобства в обиходе к такому изысканному аксессуару крепилась золотая цепочка или нитка жемчуга. Если же кому-то одного дзибеллино казалось мало, можно было носить несколько шкурок на той же цепочке в виде пояса.

Дзибеллино были дорогим удовольствием.

Анна Австрийская, Ганс Милих, 1556, Kunsthistorisches Museum, Вена
Портрет благородной дамы, Лавиния Фонтана, ок. 1580, National Museum of Women in the Arts, Вашингтон
Френсис Сидни, графиня Сассекская, неизвестный художник, ок. 1570-1575, Sidney Sussex College, Кембридж

К примеру, стоимость меха, принадлежавшего Екатерине Австрийской и Польской, оценивалась в 750 талеров (около 7000 евро в наши дни).

Герцогиня Феррары была счастливой обладательницей аксессуара, декорированного двенадцатью рубинами, тремя бриллиантами, тремя изумрудами и четырьмя жемчужинами.

Дзибеллино с пятью рубинами и пятью изумрудами на голове, гранатами в глазах, жемчужиной в пасти, изумрудами и рубинами на золотых лапках могла похвастаться Филиппина Вельзер, жена эрцгерцога Фердинанда II Габсбурга.

Анна Австрийская (фрагмент), Ганс Милих, 1556, Kunsthistorisches Museum, Вена
Френсис Сидни, графиня Сассекская (фрагмент), неизвестный художник, ок. 1570-1575, Sidney Sussex College, Кембридж

У Марии Стюарт можно было найти меховую шаль (речь идет о дзибеллино, которое носилось вокруг шеи и спадало на грудь с обеих сторон) с золотой, гагатовой и хрустальной головами, украшенными золотыми и эмалевыми деталями.

Камилла Мартелли, вторая жена Козимо Медичи, передала своей дочери Вирджинии голову дзибеллино с тремя рубинами, бриллиантами, бриллиантовой звездой с шестью жемчужинами, 23 жемчужинами, бриллиантовым сердцем и рубинами в пасти.

Портрет Лучины Брембати (фрагмент), Лоренцо Лотто, ок. 1521-1523, Accademia Carrara, Бергамо
Портрет благородной дамы (фрагмент), Лавиния Фонтана, ок. 1580, National Museum of Women in the Arts, Вашингтон

Вам нравится статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью.

Наталья Гузенко, автор проекта

Учитывая стоимость меха, материалов и исполнения, такая вещь стоила даже дороже, чем любой другой аксессуар или расшитая одежда. Бесспорно, эта интригующая часть гардероба подчеркивала высокий статус дамы, одновременно указывая на состоятельность и общественный вес ее семьи. Но могла ли она иметь и другое предназначение?

ОХОТА НА БЛОХ
Камилла Гондзага, графиня Сан Секондо, и ее сыновья, Пармиджанино, 1539-1540, Museo del Prado, Мадрид
Благородная дама, Софонисба Ангиссола, ок. 1580-1600, Львовская национальная галерея искусств им. Бориса Возницкого, Львов

Ограниченные меры гигиены и многослойность одежды создавали благоприятные условия для беззаботной жизни блох. Меху же была приписана функция отвлечения этих надоедливых паразитов.

Такое предположение высказал Венделин Бёхайм в 1894 году. Именно этому ученому принадлежит авторство термина «блохоловка».

Соответствия, указывающие на блох, до сих пор существуют во многих европейских языках. Зато в итальянском дзибеллино всегда был связан исключительно с мехом. Этот момент заставляет задуматься и усомниться в гипотезе Бёхайма.

Портрет дамы, Бернардино Луини, 1520-1525, National Gallery of Art, Вашингтон

Кроме того, блохи предпочитают живую, а не мертвую плоть. Как тут не вспомнить «Даму с горностаем» (14891490) Леонардо да Винчи?

Живое животное в руках Чечилии Галлерани значительно лучше отвлекало бы блох, чем мех или даже сама дама. Почему? Для паразитов выбор очевиден: температура тела маленьких животных (собак, кошек или хорьков) несколько выше человеческой, поэтому лучше быть там, где теплее.

Дама с горностаем (фрагмент), Леонардо да Винчи, ок. 1489-1490, Muzeum Narodowe, Краков
Дама с горностаем, Леонардо да Винчи, ок. 1489-1490, Muzeum Narodowe, Краков

Тем не менее сторонники «блохоловной» теории убеждены: защитная функция связана не с самим мехом, но со скрытой в нем коробочкой-ловушкой. В ней должен был находиться кусочек ткани или шерсти, предварительно пропитанный эфирными маслами, медом, кровью или жиром.

По мнению искусствоведов, убедительных доводов в пользу «блохоловной» теории недостаточно. Поэтому ответ, возможно, скрыт в символическом смысле аксессуара?

Photo_Kellermann

Автор статьи Ярослава Келлерманн – эмальер с дипломом филолога. Увлекается историей моды, колористикой и искусством. Книгу взяла в руки прежде чем научилась говорить. Имеет непреодолимую слабость к винтажным брошам и поддается ей, как только выпадает возможность.

Путешествуя, Ярослава охотится за музейными тайнами, лингвистическими загадками и покрытыми пылью историями, любовь к которым и привела ее к Amuse A Muse.

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com