Мода Просвещения. Почему исчезли яркие оттенки в нарядах аристократов XVIII века?

Столь любимые аристократией с античных времен наряды насыщенных цветов в XVIII веке теряют популярность. На модную сцену выходят розовый, голубой, бледно-желтый, жемчужный и даже так называемые оттенки блохи и опавшей листвы.

Семья герцога Пентьевр, или Чашка шоколада, Жан-Батист Шарпантье, 1768, Château de Versailles, Версаль

Что же заставило высший свет отказаться от сияющего красного или глубокого синего в пользу «скромных» цветов?

Первопричину стоит искать в падении цен на высококачественные красители. Теперь их, как, например, неведомые ранее в Европе индиго или мексиканскую кошениль, в больших количествах привозят из Нового Света.

За океаном используют рабский труд, что невероятно удешевляет производство – настолько, что в Старом Свете целые отрасли, связанные с окрашиванием тканей, не выдерживают конкуренции и закрывают свои предприятия.

Портрет семьи Гравенор, Томас Гейнсборо, около 1754, Yale Center for British Art, Paul Mellon Collection, Нью-Хейвен

Впервые в европейской истории материалы, окрашенные в яркие и стойкие цвета, оказываются доступны представителям среднего класса. С точки зрения аристократии – это иерархический коллапс. Избежать модного хаоса были призваны новые, как сказали бы мы сегодня, тренды.

Венецианская дама из рода Барбариго (Катерина Сагредо Барбариго), Розальба Каррьера, 1735-1740, Gemäldegalerie Alte Meister, Дрезден
Девочка с котенком, возможно Жан-Батист Перронно, 1743, The National Gallery, Лондон

«Представители высшего общества, не желая походить на буржуа, перестают носить яркие оттенки. Вместо этого они отдают предпочтение пастельным тонам. Для создания изысканных нюансов необходимо смешивать несколько качественных красителей, а это пока не по карману среднему классу», – Мишель Пастуро, историк и автор курсов «Красный» и «Цвета эпохи Просвещения» в Школе Лувра.

Вывеска лавки Жерсена, Антуан Ватто, 1720-1721, Schloss Charlottenburg, Берлин

До сих пор бледные розовые и голубые одежды свидетельствовали о нехватке денег у их владельца на стойкие красный и синий красители.

В то время как неблагородные слои общества, стремясь выглядеть «по-богатому», одеваются в яркие одежды, придворные кавалеры и дамы находят вдохновение там, куда еще вчера не ступила бы их обутая в элегантную туфлю нога, – на крестьянском дворе.

Впрочем, конечно, речь идет скорее об идеализированной ферме Марии-Антуанетты в Версале, а не о настоящей деревенской усадьбе.

Мария-Антуанетта с розой, Элизабет Виже-Лебрен, 1783, Château de Versailles, Версаль
Мэри Литтл, позже лэди Карр, Томас Гейнсборо, около 1763, Yale Center for British Art
Качели, Жан-Оноре Фрагонар, около 1767, The Wallace Collection, Лондон
Графиня Дюбарри, Элизабет Виже-Лебрен, 1782, The Corcoran Gallery of Art, Вашингтон

«Коричнево-оранжевый оттенок опавших листьев, вошедший в моду в 1770-х, становится одним из самых любимых в высшем свете. А ведь в прошлом одежду подобного неброского цвета носили разве что крестьяне», – Мишель Пастуро, историк и автор курсов «Красный» и «Цвета эпохи Просвещения» в Школе Лувра.

НА ЗАМЕТКУ!
Герцог Беррийский отправляется в путешествие, Малый часослов Жана Беррийского, Братья Лимбург, 1375-1380 (завершен в 1385-1390), Bibliothèque nationale de France, Париж
Герцог Беррийский отправляется в путешествие (фрагмент), Малый часослов Жана Беррийского, братья Лимбург, 1375-1380 (завершен в 1385-1390), Bibliothèque nationale de France, Париж

Экзотический драгоценный фернамбук (бразильское дерево), привозимый итальянскими купцами с Востока, придавал тканям розовые и оранжевые оттенки и был известен европейским красильщикам. Однако найти подходящий закрепитель для краски на ткани им удалось лишь в конце XIV века.

Новыми роскошными оттенками сначала заинтересовались высшие сословия Италии, а затем и других стран. На протяжении столетия яркие розовые одежды можно было увидеть на самых экстравагантных и знатных дамах и кавалерах эпохи.

Посмотрите, какое смелое сочетание красок! Неизвестный персонаж рядом с герцогом Беррийским, меценатом и ценителем искусства своего времени, одет по последней моде: в розовый упелянд и оранжевый тюрбан.

Мадам де Помпадур, Франсуа Буше, 1756, Alte Pinakothek, Мюнхен
Маркиза де Помпадур, Морис Кантен де Латур, 1752-1755, Musée du Louvre, Париж

В XVIII веке мадам де Помпадур, большая поклонница нежно-розового и небесно-голубого, вводит моду на наряды, сочетающие эти оттенки, при французском дворе. Несомненно, от блеклых оттенков и дешевых тканей неимущих их отличало восхитительное сияние и роскошные материалы.

НА ЗАМЕТКУ!
Манон Баллетти, Жан-Марк Натье, 1757, National Gallery, Лондон
Молодая девушка с букетом роз, Франсуа Буше, XVIII век, частная коллекция

Несмотря на появление нового цвета, ему долго не могли найти названия, то описывая его как «бледный» (по сравнению с красным), то «цвета лица», то причисляя к оттенкам желтого.

Долгое время не существовало и розовых роз: ботаникам удалось вывести первые цветы этого оттенка в XVIII веке. Мишель Пастуро утверждает, что слово «розовый» закрепилось в европейских языках лишь в середине XIX века.

Последний главный придворный художник Франции Жозеф-Мари Вьен, Жозеф Дюплесси, 1784, Musée du Louvre, Париж
Сэр Генри Бейли, Джузеппе Марчи, National Trust, Plas Newydd, Уэльс

Интересно, что до середины XIX века голубой не считали «мужским», а розовый – «женским». Кавалеры эпохи Просвещения с удовольствием облачались в розовые костюмы, о чем свидетельствуют многочисленные портреты.

И все же, несмотря на привязанность к розовому, XVIII век – время голубого цвета.

Модистка, Франсуа Буше, около 1746, Nationalmuseum, Стокгольм
Франсуа Буше, Густаф Лундберг, 1741, Musée du Louvre, Париж

«В период с 1725-го по 1775-й на каждом втором портрете изображаемый был в голубой одежде», – Мишель Пастуро, историк и автор курсов «Красный» и «Цвета эпохи Просвещения» в Школе Лувра.

Вам нравится статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью.

Наталья Гузенко, автор проекта

Графиня де Серес, Элизабет Виже-Лебрен, 1784, Toledo Museum of Art, Огайо
Автопортрет с дочерью Жюли, Элизабет Виже-Лебрен, 1786, Musée du Louvre, Париж

Во второй половине 1770-х безусловным трендом становятся кирпично-коричневые оттенки: опавшей листвы, глазурованного каштана и даже блохи…

Забавно, что существовал не только оттенок блохи, но также и его разновидности со смешными сегодня названиями: «брюшко блохи», «ножка блохи» и «спинка блохи»!

Во время французской революции даже неяркие цвета темнеют. Что, конечно же, вполне объяснимо: во времена классовой борьбы не до нежностей.

НА ЗАМЕТКУ!

Редкая картина XVIII века, на которой мы можем видеть работу швейного ателье. В этом видео полотно Антуана Распала описывает Кристиан Лакруа. Кутюрье рассуждает об устройстве ателье:

«Первое, что я вижу, это текстура стены и свет, падающий из окна. И только затем появляется указующая рука. Мы почти слышим приказ, отданный мягко, но строго, как и положено начальнице.

Потом мы видим молодую девушку, которая выглядит испуганной. Кажется, что это новенькая в первый день своей стажировки. И она очень старается ничего не испортить.

Спокойная, внимательно слушающая женщина – наверняка вторая швея ателье, она “переведет” сказанное начальницей всем остальным.

А еще есть краснощекая девушка с устремленным на нас взглядом. Другие в это время заняты делом. Мне всегда казалось, что она смотрит на меня […]».

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com