Ты – моя фантазия. О женщинах говорят Эдуард Мане и Феликс Валлоттон

Втему «лежащих обнаженных» можно углубляться до бесконечности. Поправка. До античности. ☺ Что я непременно когда-нибудь и сделаю. А сегодня «послушаем» диалог двух художников – Эдуарда Мане и Феликса Валлоттона.

«Олимпия» первого написана в 1863 году, «Белокожая и темнокожая» второго – полвека спустя.

Олимпия, Эдуард Мане, 1863

Из-за неидеальных пропорций тела скандальную героиню Мане называли креветкой.

В то время во Франции для месье походы в бордели считались чуть ли не биологической необходимостью. Всему виной был некий особый мужской сексуальный темперамент и потребности, которые не могут удовлетворить благопристойные жены.

Однако, в отличие от простыней на полотнах, критики-лицемеры хотели видеть аллегории, красавиц из далеких стран или богинь с идеальными телами, а не обычных женщин. И уж никак не проституток!

Белокожая и темнокожая, Феликс Валлоттон, 1913

У Валлоттона история дамы полусвета и ее служанки получает сафическое прочтение.

Кажется, что в этой сцене нет ни госпожи, ни прислуги. И даже нет намека на косвенное присутствие мужчины. В то время как у Мане букет означает подарок от поклонника. Однако это ощущение ошибочно.

Турецкая баня, Жан-Огюст Энгр, 1862

В конце XIX века лесбийской темы касалось немало художников. Посмотрите, например, на скопление обнаженных женщин в «Турецкой бане» Жан-Огюста Энгра, на «Сон» Гюстава Курбе и на «Большой бассейн» Жан-Леона Жерома.

Автор и незримый наблюдающий – всегда мужчина. Однако он не вуайерист, ведь события происходят «не у нас» или во сне, а потому его занятие остается в рамках приличия.

Сон (Спящие), Гюстав Курбе, 1866

Вам нравится статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью.

Наталья Гузенко, автор проекта

Большой бассейн в Бурсе, Жан-Леон Жером, 1885

В начале ХХ века «нежная дружба» дам входит в моду в богемных кругах. И к «неидеальным» женским телам благодаря авангардным художникам за полвека публика тоже уже привыкла.

Авиньонские девицы, Пабло Пикассо, 1907

Валлоттон, задававший себе вопрос о том, «какой же серьезный проступок совершил человек, что он должен терпеть такого ужасного «помощника» как женщина», вероятно, просто не смог остаться за закрытыми дверями отношений, исключающих мужчин.

Одной из своих героинь он приписал считающийся мужским стиль поведения: пристальный взгляд, сигарета во рту… Художник также, как Энгр, Жером и Курбе, изобразил свою фантазию.

Слева: Олимпия, Эдуард Мане, 1863. Справа: Белокожая и темнокожая, Феликс Валлоттон, 1913

Не знаю, что бы сказал об этом Мане, выбравший реалистический подход. Возможно, похвалил бы рисунок и цвета Валлоттона.

Только посмотрите, как темно-зеленая штора Мане превращается в огромную ярко-зеленую плоскость у Валлоттона. А что скажете о сочетании насыщенных зеленого, голубого и оранжевого с нейтральными белым и шоколадным? Прекрасно!

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com