Об Огюсте замолвите слово: Жан Ренуар вспоминает о своем отце (II)

Мой отец не считал себя великим художником и в то же время, конечно, осознавал свой талант. Такое его отношение к себе отличалось от, скажем, воззрений Сезанна, который, хоть и был известен своей исключительной скромностью, страшно возмутился, узнав, что он и его садовник после смерти попадут на одни и те же небеса.

Отец был убежден, что попадет со своим садовником в один и тот же рай.

Читающая девушка, Огюст Ренуар, 1874-1876, Musée d'Orsay, Париж
Букет тюльпанов, Огюст Ренуар, 1905-1910, Musée de l'Orangerie, Париж

Несмотря на непритязательность, Ренуар, конечно же, хорошо знал, к чему стремился. У него была так называемая «теория пробки, плывущей по течению». Отец говорил, что нужно позволять жизни вести человека за собой. Однако он умалчивал о том, что эта «пробка» была «разумной» и хорошо знала, когда надо плыть против течения.

Удивительная скромность Ренуара сочеталась с твердостью характера.

Как мой отец решил стать художником? Сначала он понятия не имел, чем хочет заниматься. Быть хорошим мастеровым казалось ему достаточным. Поскольку семья Ренуаров была из Лиможа (известного своим фарфором. – Прим. ред.), родители отдали своего сына учиться росписи посуды.

В 12-13 лет Ренуар стал подмастерьем на фарфоровом заводе, где ему поручили расписывать тарелки.

Ненависть моего отца к промышленному прогрессу началась, пожалуй, именно в то время. Ему пришлось бросить свою работу, потому что был изобретен станок, печатающий рисунки на тарелках.

Молодая девушка в вуали, Огюст Ренуар, ок. 1870, Musée d'Orsay, Париж
Букет, Огюст Ренуар, ок. 1900, Musée de l'Orangerie, Париж

В течение нескольких лет Ренуар, отличный работник, пытался соревноваться с машинами. Он старался рисовать быстрее и лучше их, но в конце концов проиграл.

Покупатели находили посуду, раскрашенную с помощью станка, красивой. Тарелки Ренуара им были не по вкусу.

Из-за этого печального обстоятельства отец был вынужден сменить ремесло. Он начал рисовать где придется.

Букет (фрагмент), Огюст Ренуар, ок. 1900, Musée de l'Orangerie, Париж

Ренуар разрисовывал стены кафе. Насколько я помню, речь идет о сотне парижских заведений.

Он приходил с красками и кистями и, если видел грязные, покрытые копотью стены, предлагал свои услуги. Во всех этих местах он изображал облака, Венер… От его работ ничего, конечно, уже не осталось. Еще и потому, что людям его рисунки не нравились.

Для того чтобы оценить и «усвоить» красоту, нужно время. Вот и Ренуара поняли и полюбили не сразу.

Играющий Клод Ренуар, Огюст Ренуар, ок. 1905, Musée de l'Orangerie, Париж

Никогда не забуду один случай. Как-то в 1939 году (за год до оккупации Франции нацистами. – Прим. ред.) я стоял возле витрины одной из парижский галерей на улице Буаси (эта улица знаменита своими галереями. – Прим. ред.), в которой была выставлена картина Ренуара, написанная яркими красками.

К витрине приблизился хорошо одетый буржуа. Он посмотрел на картину и, смачно плюнув в ее сторону, произнес: «Еврей!». Мой отец уже умер, и я очень сожалел, что он не может посмеяться вместе со мной над произошедшим, потому что эта история его бы здорово развеселила.

Ренуар с трепетом относился к недалеким, невежественным людям. Они его забавляли.

Как-то раз довольно известный архитектор предложил Ренуару разрисовать стены одного из парижских театров: не будучи поклонником творчества молодого художника, он ценил в нем умение работать быстро и за небольшие деньги. Речь шла о кабаре «Фоли-Бержер».

Ренуар не смог взяться за этот заказ, потому что у него не было денег на строительные леса. Как жаль!

Сегодня было бы забавно, если бы в театре-варьете стены оказались расписаны рисунками Ренуара. Впрочем, вряд ли бы они сохранились до наших дней.

Девочка с цветами, Огюст Ренуар, 1888, Museu de Arte de São Paulo, Сан-Паулу
Четыре головы (Жан Ренуар), Огюст Ренуар, 1905-1906, Museu de Arte de São Paulo, Сан-Паулу

Заработав достаточно денег подобными заказами, Ренуар смог позволить себе пойти учиться живописи.

Кстати, кроме стен в кафе он разрисовывал веера для дам и жалюзи, имитирующие готические окна, для миссионеров, которые отправлялись в Китай.

Отец любил работать с жалюзи, потому что вокруг одного святого можно было изобразить множество облаков. Рисовать облака – дело несложное, и ему удавалось оперативно справляться с большими заказами.

Портрет юноши и девушки, Огюст Ренуар, 1875-1880, Musée de l'Orangerie, Париж

Когда отец завершал очередной заказ и зарабатывал некоторую сумму, он закрывался в своей комнате и занимался настоящей живописью. Именно так он и начал свой путь художника.

Ренуар посещал Школу изящных искусств. Вы наверняка знаете историю с профессором Шарлем Глейром. Однажды, прохаживаясь между мольбертами учеников, он склонился над Ренуаром и заметил: «Скажите-ка, молодой человек, вы занимаетесь живописью развлечения ради?!» На что Ренуар ответил: «Если бы меня это не развлекало, я бы этим точно не занимался».

Продолжение следует. Главная фотография: Женщина с письмом, Огюст Ренуар, около 1890, Musée de l’Orangerie, Париж.

Букет в ложе (фрагмент), Огюст Ренуар, 1878-1880, Musée de l'Orangerie, Париж

Вам понравилась эта статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью. Сделаем мир красивее вместе!

Наталья Гузенко, автор проекта

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com