Рубиновые губы и «застенчивый» румянец. Красный на женских лицах Средневековья

Римские матроны, как я писала ранее, выбирали насыщенные оттенки помад и румян, в буквальном смысле отравлявшие им жизнь. Благородные же дамы Средневековья выглядели совсем иначе.

Алые наряды, столь любимые римлянами, оставались атрибутом высокого статуса до XVIII века, но в макияже насыщенный красный уступил место более нежным оттенкам.

Портрет девушки, Петрус Кристус, ок. 1470, @Gemäldegalerie, Берлин

«Идеальная красавица среднего и позднего Средневековья – юная девушка на выданье, еще вчера ребенок, с бледной кожей, светлыми глазами и волосами, высокой маленькой грудью, узкими бедрами и округлым животом», – Мишель Пастуро, автор книги «Красный» и одноименного курса в Школе Лувра

Церковь всячески порицала макияж, находя его признаком порочности, и считала, что он к лицу лишь проституткам и ведьмам.

Однако даже церковь позволяла юным девам пользоваться румянами (обычно на основе пудры из гематита или красного сандала), полагая, что нежный румянец подчеркнет их невинность и застенчивость. Миряне же видели в румянце знак хорошего здоровья и способность зачать и выносить ребенка.

Дева Мария. Правая створка Меленского диптиха, Жан Фуке, ок. 1450, @The Royal Museum of Fine Arts, Антверпен

Благородные дамы румянцем не ограничивались. Пришедшая из Испании мода на бледную кожу и просвечивающиеся через нее вены (отсюда, собственно, и пошло выражение «голубая кровь»), заставила женщин Европы осветлять лица ядовитыми свинцовыми белилами.

Смуглая кожа была не единственным кошмаром красавиц: они также всячески старались избавиться от любых намеков на свое «животное» происхождение. Безжалостному удалению подвергались волосы на теле, затылке, висках, межбровном пространстве и даже надо лбом. С крупными губами, чересчур чувственными с точки зрения эпохи, тоже боролись, визуально уменьшая их размеры.

Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, ок. 1460, @The National Gallery, Лондон
Портрет дамы, Рогир ван дер Вейден, ок. 1460, @National Gallery of Art, Вашингтон

«Маленький круглый рот и влажные губы напоминали сияющий рубин, камень, который средневековые европейцы находили особенно ценным», – Мишель Пастуро

«Некоторые средневековые поэты умудрялись рифмовать “губы” с “рубинами”, – замечает Мишель Пастуро. – Считалось, что этот камень – путеводная звезда рыцаря, которая защищает его от злых сил и делает непобедимым».

Во времена расцвета жанра куртуазных романов очевидная связь рубина с путеводной звездой и губами возлюбленной кажется более чем оправданной, не так ли? Какая дама отказалась бы стать светочем во тьме для своего избранника!

Портрет дамы (фрагмент), Рогир ван дер Вейден, ок. 1460, @The National Gallery, Лондон

Вопреки распространенному мнению о темном Средневековье, искусствоведы считают, что все было как раз наоборот. Именно в эту эпоху европейцы искали способы «привлечь и удержать свет»: в архитектуре, тканях, иллюминациях…

В косметике, как и в одежде, значение имел не только цвет, но и то, насколько хорошо он отражал свет.

Отсюда и мода на губы-«рубины» и сияющую кожу, ради которой состоятельные женщины подмешивали к белилам перламутровую пудру.

Дева Мария. Правая створка Меленского диптиха (фрагмент), Жан Фуке, ок. 1450, @The Royal Museum of Fine Arts, Антверпен

До нас дошло довольно много рецептов помад. Вы можете познакомиться с некоторыми из них, например, в трактате Trotula Minor.

«К основе из пчелиного воска или гусиного жира добавляли порошок из корней красильной марены или из самок кермеса, придавая приятный аромат с помощью меда, лепестков роз, розмарина или яблок», – рассказывает Мишель Пастуро.

В своей книге «Разрисованные лица: красочная история косметики» Сьюзан Стюарт в качестве основы также называет ланолин, воск из шерсти овец, который позволял создавать более сложные, а значит и дорогие, розовые оттенки помад.

«В Италии XIII века по цвету помады можно было угадать, к какому классу относится женщина. Розовые оттенки выдавали представительницу зажиточного сословия, красно-коричневые говорили о низком происхождении женщины», – Сьюзан Стюарт, автор книги «Разрисованные лица: красочная история косметики»

Портрет четы Арнольфини, Ян ван Эйк, 1434, @The National Gallery, Лондон

В XV веке бриллиант потеснил рубин на пьедестале самого желанного драгоценного камня европейцев, в XVI веке появились новые каноны красоты…

Однако кое-что осталось неизменным. Как верно замечает Сьюзан Стюарт, женщина по-прежнему была товаром, разменной монетой при заключении брачных соглашений между влиятельными семьями: «Женщине нельзя было ошибиться с макияжем: достичь с его помощью максимальной привлекательности и в то же время не разрушить созданную благодаря косметике иллюзию молодости и красоты. Подобная ошибка могла обойтись ей слишком дорого в том, что касается богатства, статуса и безопасности».

Вам понравилась статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью. Сделаем мир красивее вместе!

Наталья Гузенко, автор проекта

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com