Дега. Танец. Рисунок. Часть III. Лошади

Скорость – страстное увлечение XIX века. Художников, а вслед за ними фотографов и кинематографистов особенно увлекала дефрагментация движений. Идеальными для изучения этого явления оказались танцовщицы и лошади.

«Опираясь на четыре копыта, лошадь ходит, как на пуантах», – Поль Валери

Лошадь (вид слева) и две женщины, подготовительный эскиз к полотну "Семирамида, строящая Вавилон", Эдгар Дега, около 1860-1862

В одном из своих сонетов Дега описал лошадь «обнаженной до нервов в своем шелковом платье». Вдохновленный этим сравнением, Валери полагал, что «ни одно животное не напоминает приму-балерину так, как великолепный породистый скакун».

Лошадь, скачущая галопом, Эдвард Мaйбридж

Самыми значимыми фотоработами того времени, посвященными дефрагментации, были знаменитые снимки Эдварда Майбриджа и Этьен-Жюля Маре 1870–80-е годов.

Белая лошадь со всадником, Этьен-Жюль Маре, 1886

«Дега превосходил многих современных ему художников смелостью и ясностью ума. Так, он одним из первых понял, чем фотография может быть полезна живописцу и в чем ей не следует подражать», – Поль Валери

Слева: Лошадь на бульваре Делессер, Этьен-Жюль Маре, около 1892; справа: Танцовщица (Карлотта Замбелли), Поль Надар, 1896-1898

Известно, что Дега не только был знаком со снимками Майбриджа и Маре, но и использовал их в своих работах, заботясь о точной передаче движений.

«Фотографии Майбриджа обнажили все прежние ошибки скульпторов и живописцев, стремящихся изобразить разные походки лошадей, – пишет Валери. – Мы вдруг увидели, как много можно себе представить».

Здесь и дальше скульптуры Эдгара Дега
Отрывок из книги «Дега. Танец. Рисунок»:

Дега нашел в скаковой лошади ту редкую тему, которая удовлетворяла всем требованиям его натуры и его эпохи. Где в современной действительности можно найти что-то более совершенное, чем это великолепное породистое животное, сочетающее в себе реализм и стиль, изящество и строгость? […]

Дега любил лошадей и разбирался в них до такой степени, что признавал достоинства мастеров, совершенно ему неблизких, если видел у них хорошо написанного скакуна.

Два эскиза всадников, Эдгар Дега, 1875-1877

Что же касается балерин, то в качестве примера работы с дефрагментацией можно привести «Танцовщицу» с Карлоттой Замбелли, немую короткометражку, которую в 1898-м, после двухлетних трудов, завершил Поль Надар.

«Сюжеты сонетов Дега – это чаще всего танцовщицы и породистые лошади. Словом, излюбленные темы его рисунков и живописи», – Поль Валери

Танцовщица в четвертой позиции, Эдгар Дега, около 1878-1980
Танцовщица у станка, Эдгар Дега, около 1872
Сидящая танцовщица, примеряющая пуанты, Эдгар Дега, 1878
Отрывок из книги «Дега. Танец. Рисунок»:

Всякое произведение Дега серьезно. Какими бы веселыми или даже игривыми ни казались порой прикосновения его карандаша, пастели или мазки кисти, их движения никогда не бывают бесконтрольными. Во всем чувствуется воля автора.

Дега всегда считал, что его линия еще недостаточно точна. Он не стремился добиться ни красноречия, ни поэзии живописи; он искал лишь истину в стиле и стиль в истине.

Рисование превратилось для него в страсть, дисциплину, приобрело этический и мистический смысл, стало самоцелью, высшим интересом, вытеснившим все остальные, источником вечных и вполне конкретных проблем, поглощавших его целиком.

Он хотел быть и действительно стал одним из тех мастеров, которые смогли возвыситься до своего рода универсальности.

Джентельмены на скачках: перед стартом, Эдгар Дега, 1862 (полотно доработано художником в 1882 году)

Главное фото: Танцовщица, массирующая себе ногу (фрагмент), Эдгар Дега, 1881-1883

Вам понравилась статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью. Сделаем мир красивее вместе!

Наталья Гузенко, автор проекта

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com