Восхитительная точность: ботанические рисунки гуашью и акварелью Альбрехта Дюрера

Этого, пожалуй, не сделает ни один знаток искусства, но я позволю себе сказать, что рисунки гуашью и акварелью Альбрехта Дюрера так же точны и изящны в своем исполнении, как японские стихи хокку.

Первый автопортрет Альбрехта Дюрера, созданный, когда художнику было 13 лет, 1484, @ Галерея Альбертина
Чистотел, Альбрехт Дюрер, середина 1490-х гг. (или 1526) @ Галерея Альбертина

Например, как эти, сочиненные поэтом Басё:

Вечерним вьюнком

Я в плен захвачен… Недвижно

Стою в забытьи.

***

Полевой цветок

В лучах заката меня

Пленил на миг.

 

Полтысячелетия назад Альбрехт Дюрер, человек Ренессанса, создал эти акварели, взяв за основу ботанические иллюстрации позднего Средневековья.

Гербарий Каррара, Серапион Младший, 1390-1404 гг. @ The British Library
Гербарий Каррара, Серапион Младший, 1390-1404 гг. @ The British Library
Гербарий Каррара, Серапион Младший, 1390-1404 гг. @ The British Library

Перед живописцами прошлого стояла задача как можно точнее передать детали растений, при этом они не слишком заботились о художественной ценности своих работ. Виртуозность техники Дюрера позволила превратить создаваемые в научных целях иллюстрации в миниатюрные шедевры.

В фиалках, орликах и чистотеле художник увидел так много хрупкого изящества! Достойным внимания Дюрер посчитал даже неприметный клочок земли с луговой травой.
Маленький кусок луга, Альбрехт Дюрер, середина 1490-х гг. @ Галерея Альбертина

Спустя несколько лет после «Маленького куска луга» мастер написал одну из самых известных своих акварелей – «Большой кусок луга» (1503).

«Шедевр? – спросите вы. – Но почему?» Ответ на этот вопрос дает доктор искусствоведения Од Гобе, автор курса «История изображения цветов в живописи» в Школе Лувра:

Большой кусок луга, Альбрехт Дюрер, 1530 @ Галерея Альбертина

«Первый известный нам натюрморт датируется III веком до нашей эры. Однако раннехристианское искусство отказалось от античных тромплеев флоры и фауны, от гирлянд, венков и цветов, посчитав их атрибутами язычества.

Раннее и среднее Средневековье сделали выбор в пользу изображений-идеограмм. Интерес к растениям вновь возник лишь в позднем Средневековье.

НОВИНИ ЩОСУБОТИ


НОВОСТИ ПО СУББОТАМ

 

Тем не менее в научных работах отсутствовала художественная составляющая, а в произведениях живописцев, граверов и мастеров книжных иллюминаций цветы, хотя и выглядели более правдоподобно, чем раньше, играли декоративную или символическую роль».

«Дюрер – первый европейский художник, создавший “автономный портрет растения”», – Од Гобе, доктор искусствоведения
Орлик, Альбрехт Дюрер, середина 1490-х гг. @ Галерея Альбертина

Заметьте, что в «Большом куске луга» Дюрер изображает не отдельно взятое растение или его часть, а объединяет вместе разные виды трав и рисует их с поразительной точностью. Вы их узнали?

«Маргаритки, одуванчики, подорожник, тысячелистник, вероника и ежа… Можно было бы принять “Большой кусок луга” за этюд, но композиция указывает на то, что это законченное, самодостаточное изображение», – Од Гобе, доктор искусствоведения

Эти удивительные работы на пергаменте тончайшей выделки или на бумаге, наклеенной на картон, – пример вернувшегося художественного интереса к природе, внимательного изучения и восхищения ею, умения в малом, привычном увидеть нечто большее, важное.

Как тут не вспомнить еще два хокку Басё!

По горной тропинке иду.

Вдруг стало мне отчего-то легко.

Фиалки в густой траве.

Букет фиалок, Альбрехт Дюрер, середина 1490-х гг. @ Галерея Альбертина

О, сколько их на полях!

Но каждый цветет по-своему –

В этом высший подвиг цветка!

В Париже шедевры Дюрера (за исключением «Большого куска луга») «погостили» на выставке «Сады» и вернулись домой, в венскую Галерею Альбертина, главную на сегодняшний день хранительницу акварелей и гуашей художника.

В сентябре 2019 года здесь откроется выставка, посвященная этой уникальной коллекции, насчитывающей 140 произведений мастера.

Крыло синебрюхой сизоворонки, Альбрехт Дюрер, ок. 1500 (или 1512) @ Галерея Альбертина

Редкое событие! Ведь, как объяснил Лоран Ле Бон, куратор парижской выставки «Сады», эти акварели такие хрупкие, что после нескольких месяцев пребывания в музейных залах должны провести в архивах от двух до десяти лет.

Заяц, Альбрехт Дюрер, 1502 @ Галерея Альбертина
Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com