Нежные связи Мари Лорансен (IV)

В 1940-х у Лорансен ухудшилось зрение, и последние ее произведения, по мнению Даниэля Маршессо, выглядели нелепо. К концу жизни Мари (она умерла в 1956 году) в искусстве уже царила абстракция, и артистическая публика утратила интерес ко многим художникам первой Парижской школы. Лорансен не стала исключением.

ВНЕ МОДЫ. ВНЕ ВРЕМЕНИ
Три девушки, Мари Лорансен, ок. 1953
От абстракции меня клонит в сон. Я рисую ангелов. А сегодня людям это не нравится. Им нужны чудовища. Но я ничего не знаю о чудовищах!» – Мари Лорансен
Портрет женщины в красном, Мари Лорансен, 1942
Портрет доктора Роберта Ле Масля, Мари Лорансен, 1949
Флора Грульт, Мари Лорансен, 1947
Сюзан в розовом платке, Мари Лорансен, 1942

Работы Лорансен подвергали острой критике, особенно ей доставалось от Жана Полана: «Вы ни на кого не оказали влияния. Брак назвал Сезанна, Пикассо – Ван Гога, Руо – Густава Моро. Дорогая Мари, вы не принадлежите ни к одной эпохе, ни к одной школе. В вашем существовании вообще не было нужды. И если бы вы не появились, мы не ощутили бы ни малейшей потери».

Лорансен умерла в своей квартире, в изоляции от мира, о чем «позаботились» ее приемная дочь, прислуга и любовница Сюзан Моро. Согласно завещанию Мари похоронили в белом платье, с розой в руке и письмами Аполлинера на груди.
Эдит де Бомон, Мари Лорансен, 1945
Женщина с гитарой, Мари Лорансен, 1943
Катрин Жид, Мари Лорансен, 1946
Музыка, Мари Лорансен, 1944

За свою жизнь Лорансен создала более 3400 произведений. Кроме того, художница оставила обширную личную переписку, а еще «Ночные записки», изданные в 1942 году.

НОВИНИ ЩОСУБОТИ


НОВОСТИ ПО СУББОТАМ

 

Когда я впервые услышала название этих мемуаров, мне вспомнились «Записки у изголовья» японки Сэй-Сёнагон. Создательница литературного жанра дзуйхицу в Х веке следовала за своей кистью так же, как и Мари Лорансен в ХХ за своей.

Мари Лорансен в своем ателье, ок. 1955
Марі Лорансен у своєму ательє

Оказалось, что Мари была знакома с творчеством Сэй-Сёнагон. В одном из писем Ивон Шастель она замечает: «В руки мне попалась переведенная с японского книга под названием “Записки у изголовья”. Она написана женщиной, которая напоминает мне наших гранд-дам XVII века».

Мари Лорансен, фотография Александра Либермана, 1949 @ International Center of Photography

Вряд ли Мари подозревала, что после колоссального успеха, а затем непростительного забвения во Франции ее творчеством будут восхищаться в Стране восходящего солнца.

Сегодня с Востока интерес к Лорансен вернулся на Запад. Какой символизм! Изгнанная или забытая, Мари всегда возвращается домой.

Главная иллюстрация материала — Портрет Анны Сенклер, Мари Лорансен, 1952

Пропустили начало? Здесь вы найдете части I, II и III.

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com