Нежные связи Мари Лорансен (II)

В первой части мы узнали, что Мари Лорансен открыла для себя картины классиков во время школьных экскурсий в Лувр. Когда же она сама решила стать художницей? Лорансен дает точный ответ.

ГРУППА ХУДОЖНИКОВ
Меблированные комнаты, Мари Лорансен, 1912
Идея стать художницей пришла ко мне однажды в омнибусе, следующем по маршруту Отей – Сан-Сюльпис. Мы проезжали совсем близко к зданиям, и в окнах меблированных комнат я заметила полураздетых женщин и мужчин в полутьме, играющих на банджо … Эта жизнь настолько отличалась от моей, что не могла меня не привлечь», – Мари Лорансен

В 1901 году вопреки запрету матери Мари поступила на курсы по росписи фарфора. А через два года она уже училась в частной художественной академии Фердинанда Умбера. Там на работы Лорансен обратил внимание ее сокурсник, иллюстратор Жорж Лепап.

Автопортрет, Мари Лорансен, 1908
Артемида, Мари Лорансен, 1908
Я заметил молодую девушку. Она одета просто и строго. У нее матовый цвет лица без всякой пудры и румян, ее курчавые каштановые волосы собраны в узел на затылке. Во время работы она надевает пенсне (Мари была близорукой. – Прим. ред.). Она заканчивает свои эскизы уверенной рукой, без усилий. Ее рисунки сильные и чувственные одновременно. Какой талант!» – Жорж Лепап

Лепап познакомил Мари с Жоржем Браком, который и убедил ее заниматься живописью профессионально. «Брак был первым, кто назвал меня талантливой, – говорила Мари. – Во время занятий в Академии на сигаретной коробке я нарисовала свой портрет, используя голубой, розовый, черный, красный и белый цвета, но не решилась показать его профессору.

Потом забыла свой рисунок в гардеробной, а Брак нашел его и, не зная, кто автор, принес показать на встречу с друзьями-художниками в ресторан “Мулан де ла Галетт”. Всем эта работа понравилась. Когда Брак узнал, что это мой рисунок, то сказал: “Малышка Лорансен, у вас талант!” От его слов у меня подкосились ноги. Эта фраза стала решающей для моего будущего».

Диана на охоте, Мари Лорансен, 1908

Встреча с Браком оказалась первым звеном в цепи знакомств с самыми выдающимися представителями авангарда. Под их влиянием началось формирование стиля Лорансен. В 1905 году она впервые выставила свои работы на Осеннем Салоне, открывшем миру фовизм. Мари была поражена увиденным и с тех пор начала использовать в своих работах черные контуры и резкие цветовые переходы.

«Те мои работы были уродливыми. Кстати, моя мать их сожгла, – вспоминает Лорансен. – Однако тогда Матисс дал мне очень хороший совет – не оставлять свои картины на “складе” у маршанов. От этого нет толка ни продавцам, ни художникам».

НОВИНИ ЩОСУБОТИ


НОВОСТИ ПО СУББОТАМ

 

Главное, что Мари почерпнет из фовизма, – это опыт свободы, поддержку в желании не следовать классическим канонам», – Жозетт Весса в книге «Искусство Мари Лорансен до 1914 года»
Муза, вдохновляющая поэта, или Поэт и муза (Гийом Аполлинер и Мари Лорансен), Анри Руссо, 1909
Мари Лорансен и Гийом Аполлинер (второй ряд), 1913

В 1907 году Мари участвовала в Салоне Независимых и познакомилась с Пабло Пикассо, который позже и представил ее Гийому Аполлинеру. Непростые отношения с поэтом длились пять лет: любовные взлеты и падения этой яркой пары по праву достойны отдельной статьи.

Она – солнышко. Это я, если бы я был женщиной», – Гийом Аполлинер о Мари Лорансен

Мари – его муза, а потому ее образ нередко появлялся в творчестве Гийома. Но, как это часто бывает, одно из самых прекрасных стихотворений Аполлинера – «Мост Мирабо» – посвящено теме расставания:

Послушать, как «Мост Мирабо» декламирует сам Аполлинер, можно здесь  .

Живопись мадмуазель Лорансен – это идеальные живые арабески. Наконец-то женское искусство стало значимым, теперь его невозможно спутать с мужским», - Гийом Аполлинер
Группа художников, Мари Лорансен, 1908. Слева направо: Пабло Пикассо, Мари Лорансен, Гийом Аполлинер и Фернанда Оливье

Аполлинер ввел Лорансен в свой обширный круг знакомых, что только укрепило ее положение художницы. Она стала «своей» в интеллектуальных и артистических кругах – как Монпарнаса, так и Монмартра. В 1908 году произошла первая значимая покупка ее картины – «Группу творцов» приобрела писательница-модернист Гертруда Стайн. «Мадмуазель Стайн купила мою работу, чтобы просто доставить мне удовольствие. А теперь эта картина в музее в Америке», – говорила позже Лорансен.

Аполлинер с друзьями (Благородная компания), Мари Лорансен, 1909. Слева направо: Гертруда Стайн, Фернанда Оливье, муза, Гийом Аполлинер, Пабло Пикассо, Морис Кремниц, Маргарита Гийо и Мари Лорансен
У Мари были хрупкие, угловатые формы, как у средневековых женщин на картинах примитивистов. Ее высокий голос звучал приятно. Она была очень интересным, странным персонажем», – Гертруда Стайн в «Автобиографии Алисы Токлас»

В том же 1908 году Пикассо представил на Осеннем Салоне «Авиньонских девиц», положив начало кубизму. Новое течение укрепило свои позиции в мире искусства на Осеннем Салоне 1911 года, Салоне Независимых 1912-го и окончательно – на Осеннем Салоне и на выставке сообщества «Золотое сечение» 1912 года.

Авиньонские девицы, Пабло Пикассо, 1907

Мари Лорансен переняла элементы этого направления, ее даже называли «Богородицей от кубизма», но художница лишь играла с ним, так никогда и не сделав кубизм своим стилем. «Я не стала художником-кубистом, потому что не могла бы им быть», – говорила она.

Молодые девушки, Мари Лорансен, 1910-1911
Такие банальные предметы, как стакан, трубка или газета, часто используемые кубистами, не были интересны Мари. От кубизма она оставила в своем художественном репертуаре разве что музыкальные инструменты», – Бертран Мейер-Стабли
Читающая, Мари Лорансен, около 1913
Две сестры с виолончелью, Мари Лорансен, 1913-1914

И хотя в работах Лорансен встречаются оттенки коричневого и графичность, тем не менее больше ее привлекали плавные изгибы и пастельные голубой, розовый, сиреневый и серый.

Я не любила все цвета одинаково. Так зачем мне было использовать те, что мне не нравились? Я их решительно откладывала в сторону, а пользовалась голубым, розовым, зеленым, белым и черным. Со временем добавила желтый и красный», – Мари Лорансен
НЕЖНЫЕ ПОДРУГИ
Элегантный бал, Мари Лорансен, 1913

Мужчины играли важную роль в жизни Лорансен, однако отношения с ними, как она сама признавалась, всегда омрачались конфликтами и недопониманием. Мари искала «нежную привязанность двух человеческих существ» и нашла ее в отношениях с женщинами.

Женщина-художник, художник женщин – Мари Лорансен создала свою собственную вселенную. Трепетные лани, девушки в цветах, обнимающиеся подруги, невесомые балерины, элегантные па-де-де. Лесбиянство в хорошем вкусе. Легкие и фривольные, существующие на грани сна и яви, персонажи Лорансен привлекают нас своей загадочной нежностью и красотой», – Бертран Мейер-Стабли
Мадам Грульт, Мари Лорансен, 1937
Мадам Грульт, Мари Лорансен, 1937
Мари Лорансен, Сесилия де Мадразо и Николь Грульт, около 1915
Мари Лорансен, Сесилия де Мадразо и Николь Грульт, около 1915
Сюзан Моро, Мари Лорансен, 1940
Сюзан Моро, Мари Лорансен, 1940
Сюзан Моро-Лорансен и Мари Лорансен
Сюзан Моро-Лорансен и Мари Лорансен

Лорансен была близка с Николь Грульт, сестрой кутюрье Поля Пуаре и женой декоратора Андре Грульта. Имела отношения с художницей Ивон Шастель, женой Жана Кротти и подругой Марселя Дюшана.

В середине 1920-х Мари влюбилась в юную Сюзан Моро, с которой прожила до самой смерти и которую официально удочерила ради того, чтобы сделать своей наследницей.

Продолжение следует. Впереди нас ждут еще три встречи с Мари Лорансен.

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com