Анна Аткинс и ее солнечные сады: что стоит знать об авторе первой в мире книге с фотоиллюстрациями

Во время написания своей дипломной работы «Изменения в американском английском в 1970–90-е годы, которые произошли благодаря феминистическому движению» я узнала об одном очень важном термине – marked gender.

«Обозначенный род» – понятие не только лингвистическое, но и социальное. Скажем, слова «доктор» или «профессор» при упоминании женщины в английском языке требовали к себе приставки «она» – she-doctor, she-professor.

Такое обозначение лишь подтверждало, что в общественном сознании доктор или профессор – обыкновенно мужчины. Если же ими оказывались женщины, об этом нужно было сообщать собеседнику или читателю, указывая на род с помощью местоимения «она». В русском языке в подобных случаях использовали слово «женщина». Например, женщина-археолог, женщина-дирижер.

История фотографии – история marked gender. Несмотря на то, что с момента изобретения фотографии в 1839 году женщины стояли у истоков этого вида искусства наравне с мужчинами, до недавнего времени об их заслугах почти не вспоминали.

Ничто в женщине-фотографе не должно было угрожать патриархальному, консервативному, буржуазному укладу жизни, который основывался на противопоставлении мужского и женского. Причисление всех женщин-фотографов к категории “любителей”, а не “профессионалов” было способом удержать их вдали от общественной сферы», – Тома Галифо, хранитель в отделе «Фотографии» Музея Орсе
НОВИНИ ЩОСУБОТИ


НОВОСТИ ПО СУББОТАМ

 

Пока фотография была увлечением, а не способом сделать карьеру, женщин не ограничивали в этом занятии, но как только оно превратилось в коммерчески успешное, дамам осталось лишь фотографировать цветы и детей для домашних альбомов.

Сегодня эти снимки имеют огромную ценность, поскольку являются свидетельством непубличной стороны жизни в XIX веке. Полуобнаженные дети, молодые девушки в домашней одежде и с распущенными волосами, веселящиеся подруги – женщины снимали свою ежедневную, «непарадную» реальность.

Став «серьезным» делом, видом искусства, фотография привлекла в свои ряды множество мужчин, которые, хотя и не стеснялись использовать женский труд, немедленно задвинули дам на вторые роли – ретушировать, проявлять, словом, помогать.

- Ей действительно так нравится фотографировать того купающегося толстяка? - Вот дурак! Ты разве не видишь, что это наш Президент? (Карикатура с мужчинами, насмехающимися над женщиной-фотографом, на передовице газеты "Смех", номер "В Гавре" от 31 августа 1895)

В редких случаях женщина могла вступить в фотографическое общество, что позволяло ей считаться профессионалом. Правда, возможно это было разве что в Англии, где фотографией увлекалась сама королева Виктория. Француженки же, например, и мечтать не могли о том, чтобы их снимки воспринимали всерьез.

Созданное женщиной не имело ценности в глазах общества, даже если ей удавалось открыть ателье и зарабатывать с его помощью себе на жизнь. Из-за длительного исключения женщин из процесса, нам было неизвестно множество важных имен. Открывая их заново, искусствоведы возвращают нам подлинную историю фотографии.

АННА АТКИНС. НАЧАЛО

Имя Анны Аткинс оставалось забытым до 1980-х. А ведь она не только первая женщина-фотограф, но и первый человек, издавший книгу с фотоиллюстрациями.

Анна с детства интересовалась наукой: благодаря своему отцу, ученому Джону Чилдрену, она увлеченно занималась ботаникой и помогала ему в работе.

Кроме того, Анна прекрасно рисовала, и в 1823 году проиллюстрировала переведенную отцом на английский книгу Жан-Батиста Ламарка Genera of Shells, посвященную морским ракушкам.

В 1939 году Аткинс вступила в Лондонское ботаническое общество – в викторианской Англии доступное даже женщинам.

Благодаря отцу и мужу Анна познакомилась с методом калотипии Уильяма Тальбота, одного из «отцов» фотографии, однако ее внимание привлекает цианотипия, изобретенная Джоном Гершелем в 1842 году. Стоит заметить, что с обоими учеными Аткинс состояла в личной переписке.

МОРСКИЕ ВОДОРОСЛИ

Всего год спустя, в 1843 году, она использовала метод цианотипии для первого тома своей масштабной работы «Британские водоросли» (British Algae: Cyanotype Impressions).

Было сложно на рисунках передать все детали водорослей, поэтому я решила использовать метод цианотипии сэра Джона Гершеля, позволяющий оставлять отпечатки растений» – Анна Аткинс

Вдаваясь в детали, следует сказать, что этот процесс, называемый также «солнечной печатью», предполагает размещение объекта на поверхности бумаги, обработанной солями, с последующим выставлением на свет и смыванием водой того, что не засветилось. Поскольку Анна не использовала камеру, а выкладывала растения непосредственно на бумагу, ее работы часто называют не фотографиями, а фотограммами.

«Британские водоросли» Аткинс отпечатала за свой счет небольшим тиражом, и эта книга стала первым в мире изданием с фотоиллюстрациями. Над другими томами Анна продолжала работать в течение десяти последующих лет.

К слову, «Карандаш природы» (The Pencil of Nature), первая книга Тальбота, увидела свет лишь в 1844 году. В отличие от книги Аткинс она всегда числилась среди главных для истории фотографии как «первая книга с фотоиллюстрациями, напечатанная с целью продажи».

Всего в мире осталось полтора десятка книг Аткинс о водорослях. Одна из них доступна для просмотра в Общественной библиотеке Нью-Йорка.

ПАПОРОТНИКИ

В 1853 году Анна Аткинс в сотрудничестве с подругой Анной Диксон издает книгу Cyanotypes of British and Foreign Ferns, посвященную папоротниковым. Интересно, что на этих снимках уже заметно, какую важную роль играет эстетика в расположении объектов. Увидеть эту книгу можно на сайте музея Гетти (цианотипии, использованные в этом разделе, – @The J. Paul Getty Museum, Los Angeles).

ЦВЕТЫ

Еще один совместный труд, посвященный цветам и папоротникам, Cyanotypes of British and Foreign Flowering Plants and Ferns появился в 1854 году. Некоторые страницы можно увидеть в электронном каталоге музея Виктории и Альберта (цианотипии, использованные в этом разделе, – @Victoria&Albert Museum).

СОЛНЕЧНЫЕ САДЫ

На страницы истории Анну Аткинс вернул труд Лари Шаафа «Солнечные сады: викторианские фотограммы Анны Аткинс», изданный в 1985 году. Еще одно серьезное исследование ее творчества – книга «Цветы океана» Кэрол Армстронг.

Цианотипия Анны Аткинс – это визуальная поэзия. Ее кропотливый труд позволил создать удивительно лаконичные и в то же время содержательные изображения. В каждой водоросли, каждом цветке и папоротнике слышен шум океана и шелест листвы. Тончайшие нюансы – и мощнейший эффект!

Создать свою цианотипию можно и сегодня. В Интернете легко найти пошаговые инструкции. Например, здесь или здесь. Важно помнить, что используемые реактивы токсичны, поэтому следует позаботиться о надлежащей защите и соблюдать все правила безопасности.

И наконец, как же выглядит первая в мире книга с фотоиллюстрациями? Предлагаю вместе с журналистом Брэди Хареном побывать в архивах Королевского Общества Великобритании.

В ТЕМУ
Qui a peur des femmes photographes?/ Кто боится женщин-фотографов?, Thomas Galibot; Ulrich Pohlmann; Marie Robert, Musée d'Orsay/Hazan, 2015

Qui a peur des femmes photographes? / Кто боится женщин-фотографов?, Thomas Galibot; Ulrich Pohlmann; Marie Robert, Musée d’Orsay/Hazan, 2015

УКР

Leaf Prints. Early Cameraless Photography and Botany / Отпечатки листьев. Ботаника и бескамерная фотография, Katharina Steidl, Photoresearcher #17, 2012

Illuminations. Women Writing on Photography from the 1850s to the Present / На свету. Женщины, пишущие о фотографии с 1850-х до наших дней, Liz Heron; Val Williams, Tauris, 1996

Illuminations. Women Writing on Photography from the 1850s to the Present / На свету. Женщины, пишущие о фотографии с 1850-х до наших дней, Liz Heron; Val Williams, Tauris, 1996

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com